Религия и общество
Страница 2

Религиозное воспитание осуществляется с младенчества. Нигде в законе не предписаны определенные правила и нормы воспитания, воспитание духовное целиком и полностью возлагается на общество. Получается не очень понятная картина: когда религия была нужна, для признания, развития и формирования государства, власть всячески поддерживала и контролировала ее. Когда религия окрепла, сформировалась в свой независимый социальный институт, стала одной из трех основ развития человечества вообще, государство пыталось запретить ее. Сегодня же мы видим невмешательство государства в дела церкви. Стоит отметить, что это с одной стороны достаточно разумно – церковь как институт и суверенное образование подчиняется лишь своим церковным уставам – так исторически сложилось. С другой же стороны, все меньше людей посещают церковь, современный деловой мир не оставляет времени на самопознание и духовное развитие. Мы вступили в капитализм, ценим материализм, при этом рискуем потерять самое главное – нашу сущность, все то, чего добивались наши предки.

Для современной государственности, подрываемой все возрастающей нравственной расшатанностью людей, теперь все более настоятельно становится вспомнить вопрос – об установке правильного, искреннего отношения государства к Церкви. Задача состоит в том, чтобы дать Церкви самостоятельность, возможность быть такой организацией, какой она должна быть по своим законам, и при этом остаться с ней в союзе. Не многие думают об этом. Современное государство не должно отстраняться от церкви, оно обязано более-менее привести к соответствию заповедей и законодательства. Да, в условиях многонациональности нашей страны, это сложно сделать, но, тем не менее, стоит хотя бы попытаться создать союзное существование государственности и религии.

Да, можно согласиться, что в статьях закона присутствуют христианские заповеди, касающиеся в основном насилия над другим человеком – «не убий» и т.п. В этом смысле, философию совести каждого человека можно считать порождением религиозных устоев. Христианский подход к правам человека значительно отличается от того, что торжествует сегодня в российском общественном мнении. С.Л. Франк в свое время эту разницу выражал очень четко. По его мнению, все человеческие права вытекают, в конечном счете – прямо или косвенно – из одного-единственного «прирожденного» права: требовать, чтобы человеку была дана возможность исполнить свою обязанность. Начало служения первично по отношению к правам – это отмечали и И.А. Ильин, и X. Ортега-и-Гассет.

Именно в служении, в отдаче себя ценности, которую человек считает высшей, он исполняет себя, наполняет смыслом свое существование, что является первопричиной существования религии. Даже возможность жить по своим убеждениям воспринимается религиозным человеком, христианином не как реализация «конституционного права на свободу совести», а как исполнение принятой на себя в крещении обязанности «стоять в вере» и не отрекаться. Это за другим христианин признает право на его, другого, пусть и иную, веру. Себе же самому христианин, его свобода совести говорит: не «можно», а «должно». Человек по природе служитель, он осознает свою жизнь неполной и несостоявшейся, если, опять-таки, не обрел ценности, которой он сам бы мог отдать себя на служение.

И в любом случае в христианстве правовое мышление начинается не там, где человек обнаруживает наличие или отсутствие (ущемление) своих прав, а там, где он замечает права другого и смиряется перед ними, смиряется перед свободой другого, дозволяет ему быть другим. Христианство – по природе своей религия служения, подчинения, об этом можно судить по тому, насколько богато украшаются храмы, церковная утварь, парадная одежда высшего духовенства. Однако о правах человека можно говорить только в том случае, если та или иная доктрина, та или иная идеология (в том числе и в первую очередь – религиозная) признает человека существующим и достойным внимания. Христианство (особенно сильный акцент делается на этом в православии) в отличие от любой другой религии утверждает: «Бог стал человеком, а не растворил человека в Себе и, значит, человек существует». Кроме того, христианская правовая проповедь отличается от любой другой тем, что менее всего подвержена (конечно же, в своей истине, а не в многочисленных искажениях) радикальному экстремизму и нетерпимости. Как бы нам ни хотелось общаться с человеком только на уровне его «экзистенциальных глубин»[6]; как бы нам ни хотелось, чтобы благодать и любовь сменили жестокость и хладность Закона своим теплом, но в пределах земной истории нельзя отменить ни закона, ни государства, ни собственности, ни людских разноречий и человеческого своеобразия (к чему, кстати, очень часто призывают сторонники некоторых религиозных и нерелигиозных взглядов). А значит (и это особенно сильно звучит в христианстве), надо снова и снова постигать тяжелое искусство земного человеческого общежития как служение, предназначение, обязанность, в том числе юридическую. Но нельзя пройти и мимо той невнятицы, которая господствует

Страницы: 1 2 3 4


Другое по теме:

Сравнение с ценностной ориентацией руководителей церквей ЕХБ
Ценностные ориентации руководителей поместных церквей ЕХБ имеют определенное сходство с ценностями рабочих и пенсионеров. Так же широко представлены ценности морально-этического характера: «согласие», «порядок», «дом», «равенство», «надежда», «справедливость». Но слаб ...

Хозяйственная этика мировых религий
Кратко: В кальвинистском учении о предопределении, согласно которому Бог по непостижимым для людей соображениям избрал одних к вечной жизни, а других проклял и осудил, экономический успех становился серьезным знаком избранности и особого предназначения. Религиозная – ...