Четвертая ступень: ощущения + любовь

На этой ступени дисгармонии духа Неплюев Н.Н. предполагает любви первое место после властных ощущений и, таким образом, любовь проявляет себя более. Тем не менее, ее экзистенция не меняется она остается играть лишь рабскую роль по отношению к ощущениям: «…все же это любовь – раб, что позорное подчинение любви ощущениям делает это настроение духа низшим сравнительно даже и с теми степенями духовной дисгармонии, когда властный разум отрицает права любви. По отношению к Богу и тут все сводится к обряду и благочестивым упражнениям, только в эту букву вносится больше благодушия, больше сердечной теплоты; тут меньше гнусного, холодящего расчета. Тут, при поверхностном взгляде на вещи, легко даже не понять, что любовь – раб ощущений, и поставить эту рабскую любовь на незаслуженную высоту, окружить ее незаслуженным ореолом поэзии и святой чистоты»[402].

Неплюев Н.Н. говорит, что по наглядному изображению отношений человека к Богу и ближним можно определить его дисгармонию духа. Если отношение к Богу определяются корыстью; когда человек просит не торжества Правды Божьей и совершения любви, но лишь о благах земных, которые удовлетворяют его похоть и доставляют приятные ощущения. Таким образом, любовь проявляется до той поры пока Господь и ближние ублажают низменные желания такого человека. Когда же пропадает выгода общения, тогда заглушается и сама любовь. Именно так, по мнению Неплюева Н.Н. себя обнаруживают люди наполненные тошнотой данного духовного настроения: «Лучшим признаком рабства любви является то, что с любовью выпрашивают у Бога не то, что может просить любовь к Богу и любовь к ближним при любви к Богу. Просят не торжества воли Божьей, дела Божьего, а благ земных, ограждения от ощущений неприятных, великих и богатых милостей, понимая под этими словами всякие приятные ощущения, всякие блага земные: долгую жизнь, здоровье, богатство, удачи во всех делах и одоления всех супостатов, а в придачу ко всему и комфорт Царства Небесного после смерти.

По отношению к людям это настроение выражается благодушной уживчивостью со всякими людьми, причем жалость возбуждает главным образом страдания физические, недостатки материальные, любовь выражается в баловстве, в закармливании, в озолочении. И тут главным признаком рабства любви служит то, что в конце концов все сводится неизбежно к приятным ощущениям, как и в отношениях к Богу, у Которого приятные ощущения вымаливают, Которого приятными ощущениями ублажают»[403].

Далее Неплюев Н.Н. обличает современных ему христиан, которые за внешним благочестием внутри скрывают свое царство ощущений: «Когда с любовью приносят Богу дары: строят пышные храмы, одевают образа дорогими ризами, поют ему гимны и в то же время не находят нужным ни разумно понять мудрую волю Его, ни стройно организовать жизнь на основах, завещанных Христом Его, любви и братства, сомнения быть не может, что любовь, хотя и искренняя и нелицемерная, но рабская, униженная до позора почетного слуги властных ощущений»[404].

Бессистемная благотворительность, по мнению Неплюева Н.Н., это также внешний обличитель внутренней дисгармонии духа, тех христиан, которые, стремясь материально обогатить ближних своих, не заботятся более о том, чтобы сделать ближних людьми разумными и стройной организовать свою жизнь на основах истинной христианской любви: «Когда с любовью заботятся о материальных нуждах ближних своих, нимало не заботясь о том, чтобы ближних этих сделать людьми разумными и добрыми, чтобы помочь ближним этим стройно организовать жизнь, достойную людей разумных и добрых, тут сомнения быть не может, что любовь, хотя и искренняя и нелицемерная, но рабская, униженная до позора почетного слуги властных ощущений»[405].


Другое по теме:

Праздники и посты
Иудаизм отличается сильно развитым ощущением хода времени. Ощущение хода времени, особенно исторического, наиболее заметно проявляется в ежегодных праздниках. Каждый год в определённое время исторические события не только отмечают, но и воссоздают заново и, таким обра ...

Апокрифы
Еврейские законоучители, начиная с IV в. до н. э., и Отцы Церкви во II—IV вв. н. э., отбирали книги в «Слово Божие» из немалого числа рукописей, сочинений, памятников. Не вошедшее в отобранный канон осталось вне Библии и составляет апокрифическую литературу (от гречес ...