Жизнь братства после кончины Неплюева Н.Н.
Страница 1

После смерти Николая Николаевича Неплюева блюстителем братства была избрана его сестра – Мария Николаевна Уманец, и она сумела повести корабль братства дальше. На Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1911 года братское имение было удостоено большой золотой медали[462]. По данным черниговского историка В.В. Ткаченко в 1912 году братство приобрело 20000 десятин леса в Пермской губернии, открыло свой филиал и наладило переработку леса. В 1914 году работали обе сельскохозяйственные школы братства, причем их уровень намного превосходил другие школы Черниговской губернии[463]. Во время первой мировой войны Братство посылало на фронт вещевые посылки. В 1917 году братский духовник священник Александр Секундов был выбран членом Всероссийского Поместного Собора от духовенства Черниговской епархии и выступал на Соборе с сообщением.

Революция заставила Братство приспосабливаться к новым условиям. В 1919 году братство переименовывается в коммуну, но продолжает развиваться. Журналист, побывавший в Воздвиженской коммуне осенью 1922 году был поражен увиденным: высочайшая агрокультура, собственная электростанция, огромный сад из лучших сортов фруктов, кирпичный завод, телефонная сеть, великолепно поставленный животноводческий комплекс, по прежнему работают две земледельческие и одна подготовительная школы. Автор пишет: «И без того всякому, кто хоть сколько-нибудь знаком с сельским хозяйством, должно быть до очевидности ясно, что других таких сельскохозяйственных крестьянских коллективов нет не только в Черниговской губернии, но и во всей России»[464]. Но из той же статьи видно, что члены коммуны ведут глухую, но отчаянную борьбу с властями: их мучают «бесконечные комиссии», «Как угорелые, члены совета мечутся по всяким приемным волостных, уездных губернских коллегий и подколлегий, обивают пороги всяких «нач» и «зам»-ов, изводят горы бумаг на всякие ответы и жалобы по поводу явно издевательских, головотяпских решений какого-нибудь земоргановского несмышленыша»[465].

Трудности нарастают. В 1923 году братство стало сельскохозяйственной артелью; неплюевские школы были преобразованы в советские, а сестер Неплюева Марию и Ольгу братчики вынуждены были исключить из артели как бывших помещиц.

Осенью 1924 несколько раз приезжал в Воздвиженскую сельскохозяйственную артель священномученик епископ Дамаскин (Цедрик), причем он останавливался у священника А. Секундова. Владыка участвовал в богослужениях и молитвенных собраниях, произносил проповеди, разговаривал с взрослыми и детьми. Несколько раз высказывался против Советской власти. Детям говорил, чтобы они слушались «маму Маню». Судя по тому, что упоминалась Семья апостола Андрея, неплюевские принципы устроения братчики сумели сохранить. По отзывам, епископу Дамаскину очень понравилась жизнь общины[466]. Отметим, что священник Александр Секундов был хорошо знаком Патриарху Тихону и получил от него три награды. Отсюда видно, что Патриарх Тихон был в курсе дел неплюевской общины.

В октябре 1925 года в Глухове начала работу Выездная сессия Верховного Суда Украины по обвинению братчиков в контрреволюции. 29 октября 1925 был вынесен приговор. Члены Братства Цвелодуб, Ключко, Бурдукало были приговорены к расстрелу, но «учитывая укрепление Советской власти, приговор заменён 10-ю годами заключения со строгой изоляцией и конфискацией имущества», а также после отбытия срока «поражались в правах» на 5 лет. Петрукову дали 8 лет, Бессмертному 5 лет, причем оба также поражались в правах на 5 лет. Овчаренко и Павлов получили 2 года заключения и 3,5 года поражения в правах. Наконец, священнику Александру Секундову (не признанным виновными в контрреволюционной деятельности) дали 1 год ссылки. Всем 8-ми осуждённым после отбытия всех наказаний запрещалось проживать в Глуховской округе 3,5 года. Дальнейший путь священника Александра оказался крестным: в конце 1937 года (или в первых числах 1938 г.) он был расстрелян[467].

В 1929 году на Украине началась коллективизация, артель была «преобразована» в колхоз, а вчерашние братчики были поголовно выселены из Воздвиженска[468]. Незадолго до ликвидации, Воздвиженская артель (переименованная в «с/х артель им. Октябрьской революции») состояла из 530 членов и имела 1748 гектар обобществленной земли. Имелось полеводство на 1000 гектар с использованием новейших сельскохозяйственных машин, в том числе – 7 тракторов, луговодство на 160 гектар, животноводство (стадо крупного рогатого скота на 130 голов, 100 лошадей, 40 свиноматок), садоводство с питомниками на 87 гектар, лесное хозяйство на 329 гектар с питомниками и восстановлением выработок, пчеловодство на 50 ульев, лесопильный завод, кирпичный завод с производительностью в 25 000 штук в день, мельница, торфоразработки, виноделие фруктовое и ягодное, переработка продуктов животноводства, мастерские – кузнечно-слесарная, плотницкая, столярная, сапожная, построенная в годы революции электростанция (освещение и 12 электромоторов). Кроме того, братство содержало гостиницу, общественные столовые, детский сад, ясли, клуб. Как видно, несмотря на гонения и тяжелейшие годы революции, братство в основном сохранило и даже приумножило свое хозяйство.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Проблемы Коринфской церкви. Разделения (1:10 – 4:21)
Служение в Коринфской церкви могло стать испытанием для любого пастора! Ее члены часто ссорились, были недисциплинированны и терпимо относились к греху. В Церкви были группы, которые разделялись по своей приверженности к Павлу, Аполлосу и Кифе и отличались пагубной ск ...

Становление религиоведения в XIX-XХ вв. как области научного знания
Процесс становления религиоведения как самостоятельной науки о религии начался в середине XIX в. и завершился в первых десятилетиях XX в. В первой половине XIX столетия то в одной, то в другой стране появлялись статьи, журналы, книги и даже учебники, в названии которы ...