Возрождение религии и этническая идентичность татарской молодежи в Республике Татарстан
Страница 2

Материалы » Религия как социальный институт » Возрождение религии и этническая идентичность татарской молодежи в Республике Татарстан

Естественно, уровень религиозной идентификации увеличивается в направлении от группы, не придерживающихся никакой религии, к группе соблюдающих традиции и выполняющих мусульманские ритуалы. При этом можно указать четкую зависимость: чем выше уровень религиозности, тем больше в группе людей, живших до 16-летнего возраста в сельской местности или в поселках. Так, среди нерелигиозных лишь одна пятая часть провела детство и юность в сельских районах или поселках городского типа, тогда как в 4-й группе их доля – до 50%.

Коснемся отличий гражданских ценностей и этнических установок представителей групп татарской молодежи. Можно констатировать различия при ответе на вопрос «Что роднит Вас с людьми Вашей национальности?». Вариант «общая государственность» выбрали 15% нерелигиозной молодежи и лишь 6,4% респондентов «традиционной» группы. Однако если среди представителей внеконфессиональной татарской молодежи только татарстанцами считает себя приблизительно четверть (26%), то среди «традиционных» молодых мусульман – более половины (58,2%). Показательно также распределение по выделенным группам татарской молодежи, причисляющей себя к россиянам: среди неисламизированных татар таковых 18%, а среди «традиционных» - всего 1,5%. Только 5% респондентов внеконфессиональной группы одобряют деятельность политических национальных движений в республике, а в «традиционной» группе респондентов с подобным отношением почти четверть (23%) [11, c.34].

Среди исполняющей мусульманские ритуалы молодежи меньше доля респондентов с «маргинальной» этничностью. Они уверенно идентифицируют себя с определенной национальностью в 90% случаев, тогда как среди не относящих себя к определенной конфессии данная доля составляет 56%. Не идентифицируют себя ни с какой этнической группой 3,5% из числа «традиционных» молодых мусульман и 27,5% «внеконфессиональных» татар. Представители «традиционной» группы «никогда не забывают о своей национальности»: в 2 раза чаще, чем не придерживающиеся никакой религии молодые татары (79% и 36% соответственно).

Среди исполняющих религиозные обряды и ритуалы доля общающихся на татарском языке более чем в два раза выше, чем среди представителей внеконфессиональной группы и «номинальных» мусульман. Заметим, что такая зависимость характерна как для общения на работе (в школе), так и для неформального общения с друзьями, соседями или членами семьи.

Рассмотрим, отличаются ли выделенные группы молодежи по межэтнической толерантности. Как и любая другая религия, ислам призывает к миру и терпимости, поэтому предполагалось повышение толерантности с ростом уровня религиозности. В ходе опроса респондентов задавался вопрос о чертах характера, присущих, на их взгляд, татарам и русским. Результаты опроса показали, что «традиционная» группа татарской молодежи отличается наименьшим объемом отрицательных автостереотипов. Только 12,2% ее представителей указали на подобные черты. Данная доля в два раза меньше, чем у татар, не являющихся сторонниками определенных конфессий (24,7%).

Татары, не относящие себя к определенной конфессии, более толерантны в своих гетеростереотипах. Респонденты группы в 3,5 раза чаще (17,5% по отношению к 5%) называли русских добрыми и в 5раз чаще щедрыми (10,5% по отношению к 1,9%), чем их сверстники – «традиционные» мусульмане. Вопрос задавался в открытой форме, и респонденты имели возможность указывать не только положительные черты национального характера. Почти половина (47,8%) из числа «традиционных» мусульман отметили отрицательные черты, свойственные русским. Среди «номинальных» мусульман подобная доля составила 37,2%, среди молодых татар, исповедующих другие религии, - 26,7% и среди респондентов, не относящих себя к определенной конфессии, - 20,8%.

Важный показатель межгрупповой дистанции – отношение к межэтническим бракам. В данном вопросе влияние уровня религиозности выразилось в меньшей приемлемости подобных браков для «традиционных» мусульман по сравнению со всеми остальными группами татарской молодежи. Среди представителей «традиционной» группы доля тех, кто очень не хотел бы видеть представителя другой национальности в роли супруга, в три раза больше, чем среди респондентов внеконфессиональной группы (34,4% против 11,8%). Различие между этими группами еще более выражено по отношению к межэтническим бракам детей («Насколько бы Вам хотелось видеть представителя другой национальности в роли будущего мужа (жены) вашего ребенка?»). Вариант ответа «очень хотелось бы» выбрали 14,7% нерелегиозных респондентов и 52,5% - «традиционных».

Результаты, опровергающие гипотезу о повышении толерантности, можно объяснить следующим образом. Во-первых, рост интолерантности по мере « исламизированности» групп, вероятно, обусловливается не воздействием религии, а ростом этнической составляющей идентичности. Во-вторых, можно указать на большее восприятие респондентами внешней, обрядовой стороны религии, нежели концептуальной.

Религиозные взгляды не очень распространены среди молодого поколения татар. Невысока и субъективная оценка молодыми татарами степени своей религиозности. С возрастанием религиозности татарской молодежи уменьшается роль общероссийской государственности как маркера, сплачивающего этнос. В ситуации позиционирования Республики Татарстан как суверенного государственного образования региональная гражданская идентичность – татарстанец доминирует над общенациональной идентичностью в группе молодежи, отличающейся большей религиозностью («традиционные мусульмане»), в отличие от внеконфессиональной татарской молодежи. Очевидны серьезные различия гражданской идентичности различных этнических групп молодежи: русские позиционируют себя как россияне, а татары – как татарстанцы. Можно говорить о большей поддержке в группе «традиционных мусульман» националистических проявлений в татарстанской политике. Группа «традиционных» мусульман отличается и более отчетливым этническим самосознанием по сравнению с молодыми татарами, не ассоциирующими себя ни с одной из конфессий. Представители «традиционной» группы более склонны к употреблению татарского языка в повседневном общении. Наиболее высокий уровень межэтнической толерантности свойственен внеконфессиональной, а самый низкий – религиозной татарской молодежи. Итак, для придерживающихся основных канонов ислама и предписанных этой религией обрядов молодых людей более актуализирована их этническая принадлежность в силу их большей приверженности идеям традиционализма [12, с. 106-108].

Страницы: 1 2 


Другое по теме:

Притча о драгоценной жемчужине (Матфея 13:45-46)
Смысл притчи тот же, что и предшествующей: для приобретения Царства Небесного, как высочайшей драгоценности для человека, надо жертвовать всем, всеми своими благами, какими только обладаешь. ...

Индия
Индийская "наука жизни», Аюрведа, чья история насчитывает не одно тысячелетие, неотделима от философии индуизма. Как говорят древние легенды, сам творец Вселенной Брахма передал это знание покровителю врачевания - богу Индре. А уже в VI веке до нашей эры появилис ...