Заключение

Проблема происхождения любого общественного яв­ления, в том числе и религии, может быть правильно решена лишь при учете того, что всякое социальное явление возникает на основе определенной общественной потребности. Раскрывая при­чины возникновения государства, Ф. Энгельс в пись­ме К. Шмидту говорил: «Общество порождает извест­ные общие функции, без которых оно не может обойтись»[1]

Таков должен быть и подход к проблеме возник­новения религии. Здесь также прежде всего следует определить, каковы те специфические социальные потребности, которые вызвали к жизни это общественное явление. Без этого нельзя понять ни их сущности, ни их социальных функций.

Важно учитывать также, что определенная соци­альная потребность реализуется в той или иной сис­теме деятельности людей. Ведь общество не есть некая самостоятельная сущность или субстанция, существующая вне взаимодействия отдельных инди­видов. Напротив, общество, как специфическая система, существует реально лишь как продукт взаимодействия составляющих его людей. Поэтому любая социальная потребность является одновре­менно потребностью взаимодействующих в обще­стве людей и реализуется в этом взаимодействии, т. е. в их деятельности.

Сложный, но весьма важный для понимания проб­лемы происхождения религии вопрос состоит в следующем: реализуется ли каждая спе­цифическая социальная потребность с самого нача­ла в особом, качественно-специфическом виде дея­тельности людей, или же первоначально в одном виде деятельности могут реализоваться несколько, притом принципиально отличных друг от друга, социальных потребностей? При ответе на этот вопрос следует учитывать, что в первобытном обще­стве дифференциация и специализация видов чело­веческой деятельности только зарождалась и была лишь в очень слабой степени закреплена возникав­шим половозрастным разделением труда. В чем со­стояли зачатки дифференциации видов деятельно­сти в родовом обществе примерно за 10-20 тысяче­летий до н. э. (верхний палеолит)? Прежде всего в том, что охота на крупных животных (мамонта, зубра, пещерного медведя, оленя и т.п.), став исключи­тельным делом взрослых мужчин, отделилась от со­бирательства и охоты на мелких животных, кото­рыми занимались женщины и дети. Так возникло зачаточное разделение труда в производственной сфере. Но кроме собственно трудовой, производ­ственной деятельности в родовом обществе суще­ствовала и сфера внепроизводственной деятельно­сти первобытной общины. Она включала в себя помимо потребительской деятельности и зачатки духовной деятельности, которые, по нашему мне­нию (это будет подробно показано в дальнейшем), находили свое объективное, предметное выраже­ние прежде всего в обрядах. Именно обрядовые действия были, с нашей точки зрения, тем видом деятельности, в котором одновременно реализова­лось несколько качественно разнородных духов­ных потребностей первобытной общины: эмоционально-экспрессивная, познавательная, эстетическая, магическая (т. е. религиозная).

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 416


Другое по теме:

Даосизм в ХХ и ХХI веке
Особой проблемой является отношение в КНР к даосизму как составной части традиционного культурного наследия в связи с современной социокультурной ситуацией в Китае. В настоящее время, во многом благодаря трудам французских синологов, сделано много для изучения религи ...

Динамика в выборе ценностей в зависимости от уровня образования
28 В группах с разным уровнем образования объяснимая динамика обнаружена в отношении респондентов к 48 целям. Она заключается, в основном, в увеличении важности целей в связи с повышением уровня образования. Однако наряду с этой тенденцией отмечен ряд случаев, когда ...