Запрет на бессистемную благотворительность
Страница 1

Принцип обособления.

Неплюев с распростертыми объятьями идет навстречу представителям любви, тем, кто хочет жить общей братской жизнью. Но он видит, что далеко не все этого хотят. Очень многие хотят оставаться в рамках обычного безблагодатного образа жизни, но получать все, что получают братчики. Неплюев считает, что если таким людям, из соображений неверно понятой любви, потакать, то ничего хорошего не получится. Поэтому он против «бессистемной благотворительности», то есть благотворительности в обычном понимании этого слова: милостыни нищим, отстегивания части прибыли на ночлежки и больницы, бесплатную раздачу хлеба и прочих благ крестьянам и прочее. Неплюев поясняет: бессистемная благотворительность, не решая задачи преображения общества, лишь развращает людей: «На деле это любовь до крайности близорукая, настоящая апофеоза близорукости сердца. Бессистемная благотворительность, даже самая искренняя, основанная на чувстве сердечного участия, живой жалости - только паллиатив, не только не подготовляющий лучшего будущего, не организующий жизнь на началах добра и любви, но, напротив, часто вредный, усыпляя совесть, покрывая грязь и безобразие жизни цветами совсем неестественными, несоответствующими «основам» этой жизни . Это настоящее вливание вина нового в мехи ветхие»[476]. Таким образом, огромные средства уходят в песок: «Из рутинного понимания благотворительности не только не вытекает систематическая деятельность в направлении организации жизни на братских началах, но даже деятельность эта становится невозможной: труды, нравственные силы и все материальные средства уходят без остатка в пучину моря житейского»[477]. Неплюев подытоживает: зла столь много, что «Целая жизнь, самые большие состояния - ничто в деле вычерпывания этого моря зла и скорби»[478].

Именно это неприятие «бессистемной благотворительности» вызывало наибольшую критику среди недругов (о них ниже). Однако Неплюев твердо проводил свою политику в отношении окружающих крестьян. Он писал: «Мы не находим полезным благотворить окружающему населению, давая даром пользоваться угодьями, скотом, орудиями и вообще достоянием Братства, что было бы с нашей стороны именно той бессистемной, не упорядочивающей жизнь на добрых началах, благотворительностью, которой мы не сочувствуем, от которой и перешли к братской правде»[479]. Запрет на «бессистемную благотворительность» от имени братства записан в Уставе (хотя любая личная благотворительность никому из братчиков не запрещалась).

Неплюев Н.Н. был рационалистичен в этом вопросе: идею братской жизни он старается взрастить меж людьми не через милостыню, а через воспитание. Что же касается милостыни, то, по Неплюеву, она не «для всех» полезна, а лишь для «своих». Причем, именно жизнь в братстве он рассматривает как «всеобщую милостыню».

Последнее, безусловно, верно. Но все-таки отказ от внешней благотворительности был ошибкой. И дело даже не в том, что именно этот пункт более всего плодил противников братства. Думается, что тут искажение самого принципа любви – главного для Неплюева. Профессор МДА М.М. Тареев, побывавший в Братстве особенно выразил ошибку Неплюева Н.Н.: «Итак, с хорошими по-хорошему и с злыми по-злому. Принцип поражает своей простотой. Но это есть ветхозаветный принцип: любить ближних и ненавидеть врагов»[480]. Правда, ошибка эта понятна – она обусловлена очень жесткой негативной реакцией мира на выходящий из ряда вон феномен неплюевского братства. Есть сведения, что после смерти Неплюева братство изменило свою политику относительно запрета на благотворительность.

Обобщая свои мысли, Неплюев приходит к фундаментальному принципу: организация подлинной христианской жизни общины возможна только при обособлении от противодействующих деструктивных сил мира. Неплюев пишет: «Обособившись от зла и людей злой воли, вера требует от нас разумно организовать добро в собственной жизни»[481]. Этот принцип Неплюев доказывает ссылками на Писание: «По ним (противникам обособления) выходит, что Бог Живой, через ветхозаветных избранников Своих говорил одно, через Спасителя мира – другое, через первых требовал обособления от зла, через Христа будто бы завещал уживчивость со злом. По ним выходит, что Бог Живой делает одно, а от творения Своего требует совсем другое. Сам обособляется от зла, изгоняет грешников из рая, проклинает не только согрешивших прародителей, но и землю в делах человеческих, совсем по отношению к ним не занимаясь бессистемной благотворительностью, и обещает раскаявшимся блудным сынам, любящим Его, вечное блаженство полного обособления от зла и злых за стенами Иерусалима небесного, а от нас будто бы требует духовной проституции безразличного отношения к добрым и злым и бессистемной благотворительности однородного доброделания добрым и злым»[482]. Интересно, что с идеей обособления Неплюев связывает и Царство Небесное: «Дело Божие – воссоздание мирового единства. Это мировое единство и есть христианский идеал … Идеал этот в полной мере только и может быть осуществлен в Царстве Божием, в дому Отца Небесного, при полном обособлении от зла и злых»[483].

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Период религиозного брожения (VI-V век до новой эры - рубеж новой эры)
В поздневедийский период жреческие школы интенсивно делились и разветвлялись, и это породило настоящее брожение умов и хаос религиозно-аскетических течений. По большей части они имели антибрахманскую направленность. Эот период получил название шраманского. Шраманами н ...

Окружающий мир как источник знаний о Боге
“Дивной, великой книгой Божией” называл святитель Григорий Богослов окружающий нас мир. Наблюдая и изучая его, чистые сердцем и открытые для Истины люди, умеющие видеть красоту, гармонию и целесообразность мира, многое узнают о его Создателе. В материальном мире имею ...