Логика мифологического мышления
Страница 1

Как возникают мифы? Хотя они наполнены вымыслом, это не значит, что люди создают их произвольно, в зависимости от чисто случайной игры воображения.

Любой миф связан с какими-то наблюдаемыми фактами. Иначе он просто не мог бы существовать. Какие-то факты, данные непосредственных наблюдений всегда присутствуют в содержании мифа, образуя «опорную площадку», от которой отталкивается мифологический вымысел. Объяснение смены времен года смертью и воскрешением бога Озириса в древнеегипетском мифе фантастично, но сама смена времен года есть факт, а не фантазия. Существование Луны на небе — наблюдаемый факт, а вот объяснение этого факта забрасыванием на небо сандалии колдуна — это вымысел. Мифотворчество предполагает переход от наблюдений к объясняющему их вымыслу. Как же совершается этот переход?

В мифологическом мышлении есть своя логика. Существуют определенные принципы, в соответствии с которыми человеческая мысль рождает миф.

Первый из этих принципов — принцип антропоморфизма. Слово «антропоморфизм» (от греч. anthropos — человек и morphe —форма) буквально означает «человекоподобие». Принцип антропоморфизма состоит в том, что все и мире уподобляется человеку, мыслится по «образу и подобию» человека. Такая мыслительная установка была вполне естественной для первобытных людей. Дело в том, что мы, сталкиваясь с какими-то явлениями, можем познавать их, лишь опираясь на какой-то круг предварительно накопленных знаний. А на фоне еще очень малых знаний об окружающем мире, которыми располагал первобытный человек, наиболее знакомым предметом для него был он сам. Поэтому, не осознавая того, первобытные люди так или иначе наделяли какими-то человеческими чертами все вещи и явления, которые попадались им в действительности или создавались с помощью воображения.

К самым важным человеческим свойствам, на которые уже первобытные люди не могли не обратить внимания, относится, прежде всего, жизнь со всеми ее проявлениями — потребностями, желаниями, чувствами и прочее. Далее, нельзя было не заметить, что в человеке есть «внутри» его тела какая-то сила, которая управляет телом, — некий «дух» или «душа». Было бы неверно думать, что первобытные люди понимали под этими словами то, что гораздо позже стали ими обозначать философы. У них еще не было настолько развито абстрактное мышление, чтобы противопоставлять идеальное материальному и рассматривать дух или душу как нематериальную сущность. Они представляли себе дух то ли в виде какого-то существа (чаще всего тоже человекоподобного), то ли в виде какого-то неопределенной формы облака. Но, как бы то ни было, дух также наделялся жизнью и всем, что ей присуще (в том числе и какой-то телесностью). При этом в одном теле может жить не одна, а несколько душ, а одна и та же душа может быть присуща нескольким разным телам.

Так, дакоты (североамериканские индейцы) считали, что у человека есть четыре души:

1) душа тела, умирающая вместе с ним;

2) дух, который живет всегда рядом с телом;

3) душа, управляющая телом и после смерти улетающая от него;

4) душа, которая сидит в маленьком пучке волос покойника и остается там до тех пор, пока родственники хранят этот пучок.

Есть также «вакан» — душа, сила, воля, вселяющаяся одновременно в разных людей и разные предметы и вызывающая страх; когда оружие воина — «вакан», оно смертоносно и к нему не должна прикасаться женщина[2]. Таким образом, принцип антропоморфизма приводит к тому, что разнообразные вещи и явления «оживляются» и «одушевляются». Отсюда начинается путь, ведущий к появлению фантастических существ и мифических богов которые тоже, подобно человеку, имеют тело и душу. Вся эта «живность» - боги, духи, животные, растения и наделенные жизнью предметы — ведет себя «по-человечьи»: разговаривает, ест и пьет, рождает потомство, совершает добрые и злые поступки, то есть делает все то, о чем и рассказывается в мифах.

Второй принцип мифологического мышления — это «закон сопричастности». Так, французский ученый Л. Леви-Брюль, исследовавший в начале XX в. первобытное мышление, назвал принцип, с помощью которого древние люди строили ассоциации и связи представлений. «Сопричастность», по Леви-Брюлю, есть особое, мистическое единство вещей. Это означает, что единство многих явлений обусловлено не каким-либо физическим, наблюдаемым взаимодействием, а, если можно так выразиться, «общностью душ». Явления, находящиеся в этом единстве, «сопричастны» одной духовной силе, ими управляет некий общий, охватывающий их дух.

Так, на островах Торресова пролива туземец племени умаи чувствует себя «сопричастным» со своим кланом, с собакой, которая является тотемом его племени, с душой сна, с лесной душой и так далее. Он как бы живет с ними «одной жизнью» и даже отождествляет себя с ними. Индейцы бороро в Бразилии хвастают, что они красные попугаи. При этом они считают себя также и людьми. Этнограф-европеец, беседовавший с ними, признается, что никак не мог понять эту «нелепицу». Но его собеседники не видели здесь никакого противоречия и настаивали на том, что хотя внешне они не похожи на красных попугаев, тем не менее, бороро и красные попугаи — это одно и то же.[3]

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Формы доказательства
Существуют две основные формы космологического доказательства: это горизонтальная форма (или калам) и вертикальная форма. Космологическое доказательство в горизонтальной форме обращается к прошлому, к Причине начала мироздания. Космологическое доказательство в вертика ...

Учение Лао Цзы
Около VI в. до н, э. сложилось учение полулегендарного философа Лао Цзы, имя которого означает буквально «старый философ». Учение Лао Цзы было изложено с его слов и отредактировано после в виде небольшой, но интересной философской работы (которая оказала очень существ ...