О божественных свойствах
Страница 2

Для Неплюева Н.Н. становится очевидным то, что признанию необходимости жизни по воле Божьей предшествует вера в совершенные божественные свойства. Эта вера присуща разумным людям. По мнению Неплюева мы верим и не можем не верить не только потому, что они поведаны нам Откровением, но и потому, что нельзя разумному существу отвергнуть хотя бы одно из них, продолжая верить в разумность бытия и возможность разумной жизни, потому что нельзя доброму существу отвергнуть хоть одно из них, не впадая в беспросветное отчаяние абсолютно безнадежного пессимизма: «Попробуем отказаться от веры в одно из поведанных нам свойств Божьих и вникнем в неизбежные логичные результаты нашего неверия для ума, сердца и жизни нашей»[88].

Например, если предположить, что мир не создан Богом любящим, если мы отвергнем благость Его, тогда, по мнению Неплюева Н.Н., наше существование абсолютно бессмысленно; жизнь тогда становится процессом умирания; тогда в мире работает лишь один закон – закон энтропии. Так Неплюев Н.Н. рисует довольно мрачную картину человеческого бытия, результатом которого стало безверие: «…у нас не останется (тогда) никакого разумного основания верить в конечную победу добра и стремиться к нему; самая любовь перестанет быть разумною, теряет свое место в общей экономии мира, нисходит до степени неразумного инстинкта и вредного в деле борьбы за существование предрассудка. Разумная любовь превращается в неразумную сентиментальность; надежда на конечную победу добра не имеет никакого разумного основания, и жизнь превращается для доброго человека в бессрочную каторгу и бессмысленное прозябание, среди безразличных и равноправных явлений окружающей жизни. Только любовь Творца дает разумный, вечный смысл и любви творения, делает разумными надежду и самоотвержение. Неверие в благость Творца узаконивает, делает разумным грубый эгоизм и мрачное отчаяние; при таких обстоятельствах неизбежен выбор между благородным самоубийством безнадежной любви и подлым прозябанием ради пьянства жизни, уживающегося со злом»[89].

Если же предположить, что мир не создан Богом разумным, если отвергнуть всеведение Бога, тогда, по мнению Неплюева Н.Н., и все творение Его следует считать неразумным: «не признавая разумность Творца, мы не имеем никакого разумного основания признавать разумность творения, разумность жизни мира, разумность скорбей и страданий, разумность конечной цели бытия. Не признавая разумность целого, не имеем никакого разумного основания признавать разумным и часть этого неразумного целого – человечество и часть этой части – самого себя.

В результате хаос мысли и жизни среди хаоса материи. Именно хаос, не становящийся разумною гармонией оттого, что изучают свойства этого хаоса. Даже теория машинообразности мирового организма не имеет никакого разумного смысла без веры в разумного Творца этой мировой машины»[90].

Если предположить, что мир не создан Богом святым, если отвергнем всеправедность Творца, тогда, по мнению Неплюева Н.Н., само понятие о правде и святости теряет для нас всякий разумный смысл. Неплюев Н.Н. говорит, что «святость – ведь это устойчивая гармония духа, при которой разум, подчиняясь любви, самодержавно властвует над ощущениями, – гармония духа столь трудно достижимая среди дисгармонии духа и жизни этого мира, который весь во зле лежит»[91]. Таким образом, он вторит апостолу Иоанну: «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1 Иоан.5:19).

Таким образом, по Неплюеву Н.Н., только вера в святость Творца и может дать спасительное убеждение в том, что святость человека есть явление нормальное, более того – необходимое условие того высшего блага, которое и есть конечная цель творения. Без такого спасительного убеждения «мы не имеем никакого разумного основания верить в саму возможность святости, никакого разумного основания путем трудных самоограничений и многих скорбей к ней стремиться»[92].

Именно вера в святость Творца реально осуществляет стремление всего творения к святости. Таким образом, творение осуществляет конечную цель собственного бытия – спасения. Так говорит Неплюев Н.Н.: «…неверие во всеправедность, в святость Творца логично приведет к убеждению, что святость – наивная утопия, стремление к ней – благо глупость и наивная сентиментальность; что разумная практичность состоит в том, чтобы как можно выгоднее и приятнее устроиться среди хаоса и дисгармонии, совсем не задаваясь гордою мечтою достигнуть святости и водворить гармонию в жизни.

Страницы: 1 2 3 4


Другое по теме:

Ислам в условиях развития буржуазных отношений на Ближнем Востоке
Восемнадцатый век ознаменован в истории ислама возникновением некоторых новых направлений, достигающих своего полного развития в XIX и начале XX в. Первым из них было движение ваххабитов. К 1730—1731 гг. относится начало той проповеди, которую развернул среди кочующи ...

Ценностная ориентация жителей больших городов
В больших городах в иерархии распространенности выше, чем у других, устойчиво стоят ценности «достаток», «патриотизм» и «созидание». При этом наиболыпий по сравнению с другими населенными пунктами процент выборов имеет «достаток». Одновременно ниже, чем у других, мест ...