Первенство любви
Страница 1

Неплюев Н.Н. объясняет, почему в христианской гармонии духа именно любовь должна первенствовать над разумом и ощущениями. Отталкиваясь от Священного Писания, Неплюев Н.Н. строит свои убеждения о высшей категории духа – любви: «Из всех свойств духа Откровение настойчиво выделяет любовь, настойчиво отводя любви место первое, настойчиво вознося любовь на такую высоту, с которой она, как светоч, озаряла бы общее настроение и всю жизнь верных чад Отца Небесного, нелицемерных, честных христиан.

Откровение так богато местами, отмеченными печатью вечного закона главенства любви над всеми прочими свойствами духа, что привести здесь все изречения, проникнутые духом этого закона, невозможно, выбрать из них самые яркие и сильные – затруднительно, такая сила, такой божественный огонь, такое парящее вдохновение проникают слова избранников Божьих каждый раз, как им приходится исповедовать значение любви в экономии жизни мира»[342].

Апостола Иоанна Богослова Николай Николаевич выделяет, как действительного певца любви. Для Неплюева любимый ученик Христа – это и есть «…великий исповедник первенствующего значения любви в гармонии христианского настроения, в гармонии христианской жизни по вере»[343].

Однако Неплюев выделяет и других апостолов Христовых, которые ярко исповедовали в своей жизни и слове величайший, вечный закон правды Божьей о первенствующем значении любви. Например, апостол Павел, который позже всех примкнул к апостольской семье также был вознесен до высоты разумения значения любви. Неплюев поставляет его наравне с апостолом Иоанном, как великого свидетеля истины и проповедника любви: «1 Кор.13 по справедливости может быть поставлена рядом с первым соборным посланием апостола Иоанна; обе эти дивные страницы Откровения, полные трепетом торжествующей любви, являются самыми светлыми лучами той беспредельной любви, которую завещал Господь Иисус Христос в последней беседе с апостолами»[344].

В апостольском словосочетании Бог есть любовь (1 Иоан.4:4,16) Неплюев Н.Н. видит Евангелие правды Божьей. Эти слова для Николая Николаевича являются самыми драгоценными, ведь в них он обнаруживает разумный смысл творения, откровение безмерной жертвы воплощения Сына Божьего ради нашего спасения, а также твердое основание разумной надежды на блаженство вечное – конечную цель бытия всего сущего.

Именно эти слова для Неплюева Н.Н. считаются краеугольным камнем веры. В этих словах он и видит источник понимания святой гармонии в Духе Божьем, путь восстановления святой гармонии мятущегося духа человека, созданного по образу и подобию Божьему: «Апостол не называет Бога разум, не называет Бога всемогущество, не называет Бога вечность, он говорит Бог есть любовь и тем самым исповедует, что первое место в вечной, неизменной, святой гармонии Духа Божьего занимает любовь, что ей подчинены и мудрость, и всемогущество, и все прочие свойства Божьи; исповедует, что и в человеке, созданном по образу и подобию Божьему, любовь должна занять место первое и в духе, и в жизни, что без этого не могут быть восстановлены в нем извращенные грехом образ и подобие Творца, не может быть достигнуто единодушие будущего сына с любвеобильным Отцом Небесным, не может быть примирения, не может быть мира духовного, не может быть Царства Божьего внутри нас»[345].

Эти слова – слова осуждения тех бездеятельных и мертвых христиан, которые не видят возможность осуществить любовь в нынешнем строе общества, представляя любые подобные затеи наивной утопией. Это слова осуждения тех, кому легче основывать жизнь общества на его собственном нечестии, чем бороться за строй общества, основанного на вложенной Богом в его природу любви: «Бог есть любовь. Этими словами навеки осуждены ересь из ересей, безумное заблуждение, гнуснейшее из кощунств, позорная ложь тех наглых самозванцев, которые осмеливаются называть себя христианами и даже кичиться своим правоверием, оставаясь холодными, черствыми и сухими сердцем, не признавая любовь своею первою, основною обязанностью, не ценя любовь в других, мирясь со строем жизни, основанном на корысти или насилии, не веруя в высшую разумность любви, считая за наивную утопию самую возможность стройной организации жизни на основах любви»[346].

Само христианское богопознание для Неплюева Н.Н. единственно заключается в любви человеческой. Познавать Бога возможно лишь любящему сердцу, а не исполняющему букву закона: «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Напрасны все старания избегнуть этого основного закона христианства, подменить какою-либо фальшивою монетою чистое золото живой, деятельной, торжествующей любви. Елейность языка и льстивые речи не обманут и не удовлетворят Бога-Любовь. Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим (Мф.15:8-9). Не поможет им ссылка на освященный давностью обычай, переданный от отцов: вы устранили заповедь Божию преданием вашим. Лицемеры! (Мф.15:6-7). Не поможет и уверение в любви, скромно скрытой в глубине верующего сердца: от избытка сердца говорят уста (Мф.12:34). Но хочешь ли знать неосновательный человек, что вера без дел мертва? (Иак.2:20).

Страницы: 1 2 3


Другое по теме:

Разновидности новых культов
Секты существуют столько, сколько существует человечество: всегда были группы фанатиков, следующих за неким харизматическим лидером. Но в XX веке у них появилось нечто новое: систематическое использование современных психологических наработок, направленных на подавлен ...

Мифология
Греческая мифология представляет собой очень трудный объект для изучения. Следует указать прежде всего на ее крайнюю сложность. Далеко не все в этой мифологии относится к области религии, да и не все может быть названо мифом в собственном смысле этого слова. В то слож ...