Заключение
Страница 1

Свободомыслие и веротерпимость выступают важнейшими категориями новоевропейской культуры. Существование этих категорий невозможно вне контекста новоевропейской культуры.

Свободомыслие в отношении религии, как известно, это признание права разума на свободное критическое рассмотрение религии и свободное же исследование окружающего мира.

Современное свободомыслие развивается под влиянием глобальных проблем ХХ столетия, глубоких размышлений человечества над путями своего дальнейшего прогресса, современной судьбой человека, общества и их перспектив.

Научное свободомыслие может быть как оправданным, прогрессивным, ведущим к преодолению барьеров, сдерживающих дальнейшее развитие наших знаний, так и безосновательным, уводящим в сторону от решения актуальных проблем. Принципиальное различие между этими двумя типами свободомыслия в науке станет понятно, если вспомнить, что представляет собой с точки зрения философов-материалистов свобода вообще. Свобода не есть свобода от всего, от объективной действительности, реальных обстоятельств, законов природы и общества, она не равнозначна произволу. Свобода — это «способность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объективной необходимости»[5].

XVIII век отмечен в России большим количеством законодательных актов, регулирующих межконфессиональные правоотношения. Возведение веротерпимости в ранг официальной политики русского абсолютизма предопределялось как общим политическим господством светской власти, так и обширными территориальными приобретениями второй половины XVIII в., добавившими Российской империи миллионы иноверных подданных. Именно в это время Россия дает пристанище двум католическим орденам - «Обществу Иисуса» (более известному как орден иезуитов) и Ордену Св. Иоанна (иначе - иоаннитов, или Мальтийскому).

Анализ трудов современных и дореволюционных авторов позволяет сделать вывод о том, что русские славяне еще в язычестве отличались веротерпимостью. С принятием христианства не изменился характер отношений русского народа и правительства к иноверцам. Из договора ганзейцев с Новгородом видно, что немецкие церкви в Новгороде и Ладоге исстари владели лугами.

Однако, несмотря на то, что православие утверждалось в качестве единственно истинного вероучения, для России конца XVII – начала XVIII века характерна веротерпимость и даже в какой-то степени принцип относительной свободы совести.

С Петра I в России начинается период веротерпимости, уже не обусловленной только политической необходимостью, но и основанной на законных принципах государственного права. Такая веротерпимость в первый раз формально объявлена манифестом 16 апреля 1702 г., предназначенным для опубликования по всей Европе.

В силу этой свободы вероисповедания, возведенной в общий принцип государственного права, иностранцам предоставляется теперь право строить новые церкви во всех городах, где только они поселятся. Но прежние законы, запрещавшие всем иноверцам под страхом смерти распространять свое религиозное учение между русскими, оставались в силе.

Выдвижение требования «свободы совести» взамен «веротерпимости», а также попытка его законодательного оформления в конце XIX - начале XX вв., является свидетельством того, что в российском обществе наметилась тенденция к демократизации общественных отношений в духовной сфере.

Принятие нового вероисповедного законодательства в современном российском государстве, переосмысление роли и места религии в жизни общества обусловили активизацию научных исследований по проблеме взаимоотношения государства и церкви и реализации принципов свободы совести.

Веротерпимость крайне важна, но не потому, что религия это явление побочное, а потому, что как раз для многих она составляет центр жизни. Путь к мирному сосуществованию лежит через веротерпимость, включая веротерпимость к тем, чьи взгляды и верования мы не принимаем и к тем религиям, которые являются новыми и неизвестными для наших культур.

Философ Джон Роулз посвятил главу в своей влиятельной и противоречивой книге «Теория справедливости» проблеме того, должно ли общество быть терпимым к нетерпимости, и близкой проблеме прав нетерпимых членов общества требовать терпимости по отношению к себе. Роулз приходит к заключению, что общество в целом должно быть терпимым, следовательно, к нетерпимости должно относится терпимо, так как противоположная ситуация привела бы к несправедливости. Тем не менее, автор настаивает на разумном праве самозащиты общества и его социальных институтов, которое преобладает над правом терпимости. Следовательно, к нетерпимости необходимо относиться терпимо, но лишь до тех пор, пока она не создаёт угрозу обществу.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Различия между суннизмом и шизмом
C уннизм Шиизм Отношение к Пророку . Для суннитов Мухаммад был высшим божественным символом, осуществлявшим непосредственную связь правоверных с Аллахом. Шииты воспринимают Пророка прежде всего как отмеченную Аллахом личность, наделённую сакральной ...

Философско-исторические концепции религии (Г. Гегель, М. Вебер, К. Маркс)
Как показали предыдущие разделы попытки выйти за рамки естественных наук в определении корней религии, логики ее исторического развития уже имели место в предшествующие периоды Исходя из определённых научно-методологических установок, ученые и философы попытались осущ ...