Почитание огня

Стихией, противоположной воде, был огонь. Культ огня занимал важное место в древних мировосприятии и религии. Он выражен прежде всего в различных табу, запрещающих как-либо осквернять эту чистую стихию: нельзя было плевать в огонь, топтать его ногами и т.д. В случае нарушения запретов огонь мог отомстить пожаром или болезнями.

Различные виды огня (костры, горящая лучина или свеча, дым и т.п.), которым приписывались очистительные, целительные, обережные или продуцирующие свойства, широко использовались в ритуалах. С ритуальными огнями производились всевозможные магические действия: обегание, прыжки, обходы, окуривание и т.п. Окуривание, считавшееся в народе важнейшим обезвреживающим средством, как правило, предваряло начало какого-нибудь нового периода в жизни и деятельности человека. Так, успеху рыболовного или охотничьего сезона способствовало окуривание орудий труда - сети, ружья. Употребление молока нового удоя в пищу начиналось с омовения коровы и окуривания ее дымом, что также имело и утилитарный смысл.

В представлениях народа отразились различные проявления этой природной стихии: огонь - источник света и тепла; огонь - земной и небесный, падающий на землю в виде молнии; огонь костра и домашнего очага; огонь - разрушитель и т.д. Дальнейшее развитие представлений о многоликости огня привело к персонификации некоторых форм его проявления и появлению особых «огненных» мифологических персонажей.

В культе огня особенно ярко выделялось почитание огня домашнего очага. Он олицетворялся в образе духа. Среди черт, характеризующих внешний облик духа, известна только одна - вымазанность сажей, которая вполне увязывается с его местопребыванием в печи.


Другое по теме:

"Преображение Господне"
Начал проповедовать Иисус. Имея основательные знания Божьего закона и наставлений пророков, помогал людям, лечил, объяснял труднопонимаемые заветы Господа. Народ ощущал реальную пользу от его учения и проповеди, а потому многотысячные толпы людей стремились к Нему, чт ...

Патриарх Никон - инициатор реформы
Никон имел совершенно иные представления о реформе. Он ничего не имел против исправления церковной нравственности, но на этом и кончались пункты соприкосновения между ним и его прежними друзьями. Со стороны организации он хотел исправить церковь, но не установление ...