Биографические сведения
Страница 1

В период революционных разрушений начала XX столетия имя Н.Н.Неплюева, некогда интересовавшее своих современников постепенно вытесняется из истории отечественной истории. Драгоценный христианский опыт осуществления святой любви практически был забыт в период более полувекового безбожия.

Имя Неплюева Н.Н. стало возвращаться в историческую память лишь с начала 1990-х годов, благодаря усилиям потомков братчиков[3] (Г.Н.Фурсей, Федоренко П.К. и другим). Наследие Неплюева Н.Н. и теперь привлекает внимание профессиональных историков, литераторов, экономистов, деятелей культуры. В настоящее время о нем и его трудовом братстве, просуществовавшем почти 50 лет, написаны научные работы и проводятся конференции. В память об этом замечательном человеке, стремившемся не только словом, но и делом осуществить христианскую любовь во всей своей жизни сняты документальные фильмы[4]. При поддержке митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана) в селе Воздвиженском установлен памятный монумент Неплюеву. По предложению академика Б.В.Раушенбаха, для сохранения наследия Неплюева Ямпольским районным советом Сумской области было принято решение о создании историко-мемориального музея-заповедника «Трудовое братство Неплюева Н.Н.»[5].

Нынешний интерес специалистов историков, экономистов, религиозных мыслителей свидетельствует о духовно-нравственном возрождении и развитии земного отечества. Они оставили нам биографические характеристики этого замечательного человека[6].

Наиболее полным исследованием биографии Неплюева Н.Н. является книга французского историка Режиса Ладу «Русское счастье»[7].

Николай Николаевич Неплюев сын родового помещика Черниговской губернии. Родился 11 (23) сентября 1851 в местечке Ямполь (теперь поселок городского типа и районный центр Сумской области на Украине).

Происходит из дворянского рода боярина Андрея Кобылы[8]. Это тот знаменитый род, который дал России выдающиеся династии Романовых, Шереметевых и Колычевых[9]. Сам Неплюев Н.Н. повествует о своих родословных корнях: «Предки при святом Невском из варяг пришли, испоместило их вече Новгородское, во бояре ставили цари московские, пожег их вотчины царь Грозный, Великий Петр в Венецию учиться послал; мудрецов в роду не запомнили, а служили верой и правдой в знатных чинах царю православному…»[10].

Замечательными предками этого рода по линии Неплюева были святой митрополит Филипп (1507-1569), выступавший против тирании Иоанна Грозного и Иван Иванович Неплюев, который был послан Петром I на учебу за границу. Он прошел курс морского дела, а по возвращении Иван Иванович сделал карьеру на государственной службе. Некоторое время являлся первоприсутствующим в Сенате при Екатерине II. В истории Иван Иванович Неплюев также известен, как основатель Оренбургского края, где его чтят до сих пор как автора «Записок» о своем времени, за которые ему благодарны многие поколения историков.

Отец Николая Николаевича – Николай Иванович Неплюев (1825-1890) был предводителем дворянства Черниговской губернии и тайным советником. Имел несколько обширных поместий.

Мать Неплюева Н.Н. – Александра Николаевна была урожденной боронессой Шлиппенбах, внучкой шведского полководца Вольдемара-Антона Шлиппенбаха – сподвижника Петра I.

Сестры Н.Неплюева – баронесса Мария Уманец – художница и Ольга Неплюева – музыкант. Своими талантами и любовью поддерживали дело своего брата.

Николай рос в богатой, респектабельной семье. Но все его детство – это искание смысла жизни и путь любви. С малых лет он отличался чувствительностью и склонностью к религиозному воодушевлению. Он сам повествует об этом удивительном, но тяжелом для него времени: «С раннего детства я носил глубоко в сердце религию любви и был в некотором смысле, фанатиком любви. Там где я не чувствовал любовь, я буквально болел от скуки, буквально замерзал от духовной стужи. В этом отношении я был болезненно чуток. Не только присутствие человека, грубо недоброжелательного, но даже присутствие человека равнодушного, холодного доставляло мне тяжелое, иногда почти невыносимое страдание; я чувствовал, как дух мой коченеет, как овладевает им паралич, мучительный, как смерть. И природу я мало любил, и она казалась мне равнодушною, холодною, и она леденила мне сердце до тех пор, пока я не понял ее как отражение мысли и любви, пока не разобрал на ней печать высшего разума и высшей любви. Только проявления любви утешали меня, озаряли душу мою тихим светом, согревали ее нежною ласкою, были чем-то родным, дающим смысл бытию… В раннем детстве, слишком часто соприкасаясь с мучительным для меня недоброжелательством и равнодушием, я изнывал от скуки и горячо желал смерти, молился о ней, инстинктивно боясь той жизни, в которой постоянно приходилось соприкасаться с тем, что наполняло душу скорбью и мукой… Я рано начал думать, вдумчиво относиться к явлениям окружающей жизни, многое не по-детски понимать, но самый рассудочный процесс еще не был приведен в гармонию с любовью и, предаваясь ему, я не чувствовал себя удовлетворенным им, напротив, сам он ощущался мною чем-то холодным, чуждым любви»[11]. Николай был очень восприимчивым и чувствительным к явлениям окружающей жизни. Чувствовал, что, кроме этого земного мира, есть «мир иной, более естественный»[12], более сродный его душе. Подобные размышления привели Николая к глубокой религиозности: «И я погрузился в восторженную религиозность. Ежедневно утром и вечером я подолгу молился, доходя в детской молитве моей до блаженства экстаза, когда я совершенно терял сознание земного бытия и всем существом своим чувствовал реальность причастия высшей любви»[13]. С раннего детства он формировал привычку ежедневного чтения Евангелия[14].

Страницы: 1 2 3


Другое по теме:

Влияние на христианство
Влияние Августина на судьбы и догматическую сторону христианского учения почти беспримерно. Он на несколько столетий вперёд определил дух и направление не только африканской, но и всей западной церкви. Его полемика против ариан, присциллиан и, в особенности, против до ...

Ведическое общественное устройство
Варнашрама-дхарма – это ведическое об­щест­­­вен­ное устройство, которое делит общест­во по двум принципам, каждый из которых имеет четыре подразделения. Первый принцип – на основе занятий человека (вар­на), а второй – на основе его духовного положения (ашрама). ...