Святые
Страница 3

Неплюев Н.Н. отмечает, что христианин, который избрал путь святости, победив свое двоедушие, непременно будет являть обществу соответствующие добрые плоды, дела любви. Когда общество преодолевают ощущения, тогда являет он пример собственного аскетизма; когда он живет в обществе, которое преодолевается собственным разумом, тогда являет силу христианской философии; когда восстановлено братское христианское общение в окружающем его мире, тогда он стремится к сохранению и преумножению любви, которая возвышает веру и вдохновение: «Проявляется святость непременно плодами, достойными святости, непременно делами любви. При разных обстоятельствах и дела любви будут разные: когда в окружающей жизни преобладают ощущения – аскетизм, когда в ней преобладает разум – философия христианства, когда в ней восстановлена христианская гармония братства – бесконечный рост вдохновения любви, непрестанно возвышающей христианское братство от веры в веру, от любви в любовь, от вдохновения во вдохновение»[235].

Неплюев Н.Н. отмечает, что человечество со времен грехопадения первых людей, склонно больше к проявлению отрицательных эмоций на все изменения жизни. От того и святые порочным обществом принимаются, как беспокойные и опасные чужаки. От того побивали камнями ветхозаветных и новозаветных праведников; от того, как отмечает Неплюев, подвергались разрушению исторические христианские святыни. Святость всегда стремится к изживанию греха, с которым сроднилось человечество – это борьба за блаженную жизнь и она неизбежна: «Грешное человечество, всегда более склонное осуждать клеветать и завидовать, чем благоговеть и любить, неизменно побивало камнями, позорило, клеветало и гнало, как людей беспокойных и опасных, тех самых пророков ветхозаветных и святых новозаветных, гробам и мощам которых усиленно покланяются потомками их, выпрашивая для себя великие и богатые милости»[236].

Неплюев Н.Н. обнаруживает кощунство и корысть, в тех, кто преклоняется перед святынями церковными (иконами, мощами и тому подобным священными предметами), но все же остаются в жизни своей порочными и злыми людьми. Их молитвы перед святынями Неплюев называет суеверным идолослужением. Их отношение к священно-церковным предметам почитания носит протекционный характер и это грубое кощунство, это идолопоклонство. Неплюев говорит, что данное явление стало обычным для большинства и поэтому их гнусное лицемерие становится очевидным для всех. От того остальные гонители святости впадают в противоположную крайность – они вообще отказываются проявлять чувство благоговения перед святыми и святынями Божьими: «Это поклонение грешников святости являет собою умилительный пример торжества, силы и славы добра. Грех на все налагает печать греха, и святое дело почитания святых героев любви в руках нераскаянных грешников слишком часто превращается в грубое кощунство и суеверное идолослужение, когда, оставаясь злыми и порочными, люди ожидают от прикосновения к материи иконы, гроба или мощей протекции у Царя царствующих и Господа господствующих в деле осуществления их корыстных желаний и получения многоразличных благ земных.

Это прискорбное явление стало до того обычным, что миллионы людей, поняв всю гнусность такого лицемерия, впадают в противоположную крайность, отказываясь чем-либо проявлять благоговейные чувства к Богородице и святым»[237].

Неплюев Н.Н. замечает, что со смертью христианина прекращается общение со злыми и порочными людьми, и это событие становится для него великой радостью, рождением в новую жизнь, ведь его ожидает любящий Господь. Общение христиан не ограничивается церковью воинствующей, но продолжается в торжествующей, таким образом братский любящий дух соединяет царство земное и Царство Небесное: «Для христианина смерть – рождение в новую лучшую жизнь, возвращение блудного сына в дом Отца Небесного. Для него со смертью не прекращается возможность духовного общения.

Насколько тягостно и скорбно для христианина общение со злыми и порочными людьми, настолько же необходимо для него, составляет насущную потребность любящего духа, братское общение с добрыми, верными чадами единого Отца Небесного, все равно, принадлежат ли они к церквам воинствующей или к церкви торжествующей»[238].

Неплюев Н.Н. говорит, что тем, кто жаждет святости, для того благоговейное молитвенное поклонение и почитание икон, мощей; вера в загробную жизнь и возможность непрерывного братского общения церквей воинствующей и торжествующей – все это есть естественное и законное явление, все это характерное проявление любви к Богу и людям. Единственный протекционный мотив их поклонения – это богообщение и умножение любви, осуществимое в состоянии гармонии духа, иными словами, в состоянии святости: «Если Богородица и святые не застилают от нас Бога, не делаются для нас кумирами, от которых мы ожидаем благ земных вместо восстановления святой гармонии духа нашего и согласование всего строя жизни с поведанной нам Спасителем Мира полнотою Откровения, благоговейное почитание святых икон, мощей и тем более духовное общение молитвы не только вполне естественны и законны для христианина, но и неизбежны при любви к Богу и верным чадам Его, при вере их в загробную жизнь и возможность общения церкви воинствующей с церковью торжествующей»[239].

Страницы: 1 2 3 4


Другое по теме:

Взгляды отца Иоанна Кронштадтского на таинства (по его духовно-литературному наследию)
"Когда идет дело о Таинствах Божиих, - говорит отец Иоанн, - не спрашивай внутренно: как это бывает? Ты не знаешь как Бог сотворил весь мир из ничего; не можешь да и не должен знать здесь, как что-либо Бог делает тайно! Тайна Божия тайной и должна для тебя остава ...

Четвертая ступень: разум + любовь
В данной комбинации свойств духа наблюдается отрицание разумом ощущений, но теперь не только во имя разума, но и во имя любви. Теперь любовь занимает почетное положение, уважаемого помощника разума: «Тот же разум, который прежде во имя свободы ощущений угнетал любовь, ...