Христианское мировоззрение в понимании Неплюева Н.Н. Формирование христианского мировоззрения
Страница 4

Материалы » Христианское мировоззрение в понимании и деятельности Неплюева Н.Н. » Христианское мировоззрение в понимании Неплюева Н.Н. Формирование христианского мировоззрения

Итак, когда, наконец, сам Неплюев Н.Н. пришел к вере, которая одновременно могла утолить его разум и любовь – к Православию, он осознает, что любовь, преображенная христианской религией, не может без разумных дел любви. Это побудило Неплюева ухватиться, «…как за якорь спасения, за мысль отдать всю жизнь на воспитание детей народа в привычках любви, подготавливая для них возможность стройно организовать жизнь и все роды труда на основе братолюбия»[38]. Особое сновидение Николая Николаевича, о котором мы уже упоминали выше породило эту замечательную мысль и придало ему уверенности в собственных начинаниях: «Эта мысль была дана мне сновидением, в котором я видел себя в избе, в обществе крестьянских детей, с которыми беседовал. Лица их были как будто преображенными, просветленными гармоничным сочетанием света разума и вдохновения любви. Среди них я дышал дорогою, родною атмосферою любви. Этот сон дал толчок мыслям моим и воле моей в новом направлении: я понял, где выход, в чем спасение для бедного, мятущегося, близкого к отчаянию, разъеденного в злобе и глубоко несчастного в своем озлоблении человечества…»[39].

Для Неплюева Н.Н. тогда стало очевидным то, что высшие сословия и интеллигенция, и даже его собственные предки, имея возможность устроить в жизни какое-либо значительное дело любви, чаще отрекались в пользу собственного благополучия и, таким образом пренебрегали своим святым долгом и призванием. Таким образом, Неплюев Н.Н. решился взяться за такое значительное дело любви, исправить ошибки своих предков и исполнить собственное предназначение – историческое призвание русского помещика[40]: «…понял каков главный долг совести интеллигентных представителей живой любви, что они могут и должны сделать для детей народа, умственный и нравственный уровень которого был бы совсем иной, если бы предки наши в течении веков не были бы так чужды любви и на живых людей смотрели не как на рабочую силу, а как на братьев, способных любить и достойных любви»[41].

Лишь к некоторым из помещиков Неплюев Н.Н. испытывает особое чувство уважения и симпатии, как к людям, которые не словами, но делами стремились насадить любовь в обществе. Для Неплюева это исключительные люди: «Конечно, всякий класс имеет свои прекрасные исключения: в каждом из них существуют честные труженики, люди, и своим характером, и своею полезною деятельностью заслуживающие всеобщего уважения; и между помещиками такие личности существуют: Самарины, Хомяковы, Пушкины, Аксаковы, Толстые (однако по поводу деятельности Л.Н.Толстого Неплюев Н.Н. высказал и ряд неодобрительных мыслей), Лермонтовы, Галаганы, князья Васильчиковы и т.д. известны всей России, и все произносят их имена с одинаковым уважением»[42].

Свой долг Неплюев Н.Н. решился осуществить через создание христианских воспитательных школ и братства. Свое дело Неплюев Н.Н. начал с 1881 года и с каждым днем перед ним все более и более ярко обрисовывалась страшная картина отрешенности человечества не только от привычек устойчивой, торжествующей любви, но и от самого сознания ее жизненного значения, страшная картина невероятной закоренелости в привычках страха и корысти, при твердой вере в разумность, силу и целесообразность насилия: «Громадное большинство человечества, воспитанное веками рабства и биржи, и думает, и чувствует, как рабы и торгаши, даже и тогда, когда они, как гирляндами цветов, разукрашивают жизнь свою мечтами об идеалах, любви и красоте. Громадное большинство даже фанатиков различных религиозных и философских идеалов только утешают себя, как детскою игрушкою играя данным идеалом, пока он остается в области отвлеченной теории; осуществления его в жизни они совсем не желают, недоверчиво сторонясь и даже становясь врагами тех, кто делает малейшую попытку в этом направлении, потому что на деле все эти идеалы одни цветы, долженствующие разукрашать праздники, литературу, поэзию, искусство и науку, но не составляют живой правды жизни духа и совсем не соответствуют ни духовным привычкам, ни сердечным потребностям будничной жизни. Вся разница сводится к тому, что одни – рабы мирные, другие – рабы крамольные, одни – торгаши расчетливые и практичные, другие – безалаберные и сентиментальные, но у всех одинаковы привычки страха и корысти, идеал анархии в двух ее разновидностях: самодурства властных или крамольной анархии подвластных»[43]. Таким образом, дело братства представлялось Неплюеву Н.Н. тогда просто необходимым явлением в окружающей дисциплине современного ему общества. Тяжелый опыт Неплюева Н.Н. укрепляли его в мысли о том, что причины зла гораздо более всеобщи, гораздо глубже и устойчивее, чем думают. Никакая внешняя организация, никакие внешние перевороты, по его мнению, не могут спасти человечество, если не царствует в человеке устойчивая и сознательная любовь: «Зло не в формах, а в живой правде настроения, в живой правде направления воли. Формы – только внешние проявления внутренней правды. Любовь, истина и добро – синонимы. Пока нет духовных привычек живой, торжествующей любви, нет возможности осуществить добро, ребячески наивно мечтать об его осуществлении. Только устойчивая и последовательная любовь и может водворить гармонию в душах и жизни, постоянно оставаясь сама собою, никогда себе не изменяя, ничего не проклиная, ничего не распиная, все любя, все благословляя, все объединяя, гармонизируя и природу, и разум, и любовь»[44].

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Другое по теме:

Мусульманское право – шариат
«Мусульманский образ жизни», «законы веры», «правильный путь»- таков смысл понятия шариат (буквально- «глубокое знание»). Можно сказать и так: шариат- это совокупность закреплённых Кораном и Сунной предписаний, которыми верующие должны руководствоваться во всех жизнен ...

Третья ступень: разум + ощущения + любовь
В данной комбинации дисгармонии духа Неплюев Н.Н. предполагает, что впервые властным разумом признаются права любви, которые, однако, не нарушают высших прав ощущений и тем более самого разума. Таким образом, любовь со своими правами лишь рабыня, которая ублажает свои ...